Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

standard

Всего и побольше

Бронзовый бюст Ленина и статуэтки в стиле "ар-деко", гравюры XIX века и советские значки, спичечные коробки, индуистские маски и войлочные шапки монголов. Увидеть все эти вещи одновременно можно или в собрании некоего абстрактного неуемного коллекционера, или на блошином рынке. Любой блошиный рынок в любом городе - место особого настроения. На измятых газетах или изорванных пледах разложена всякая-всячина. Продавцы приходят сюда в надежде, что вот уж сегодня-то на потрепанный томик стихов Блока точно найдется покупатель. Покупатели же приходят в надежде по цене "на грош пятаков" купить дорогой антиквариат. "Купите закладочки, сто рублей за пачку". На поверку закладки окажутся редкими открытками начала прошлого века. Смесь отчаяния и хищного азарта - вот чем живет любой блошиный рынок.

Если не попробовать превратить его в выставку. Конечно, придется отказаться от людей, готовых вынести из квартиры последнюю дверную ручку и вывалить ее на продажу рядом со старообрядческой библией трехвековой давности. А, значит, придется отказаться и от копеечных цен на антиквариат, и от охоты за древностями. И тогда блошиный рынок превратится в антикварный салон, но очень большой. Такой, как ежегодная "Блошиная ярмарка" на Тишинке. В меру чинная, в меру азартная, с продавцами-нумизматами, которые старательно прячутся от объектива камеры, с согбенной старушкой, которая наскоро срисовывает узор с векового платья, с английским старичком, который предлагает "old coins of England" и, напротив, в эту же камеру мягко улыбается. Добавить щепотку торговцев всевозможным хенд-мейдом, и получится тишинский "Блошиный рынок".

Тишинка с 2005 года собирает десятки антикваров и коллекционеров, которые готовы продать что-нибудь ненужное, чтобы купить что-нибудь ненужное. К ним присоединяются сотни простых любителей найти что-то винтажное, и не важно, будут это очки, браслеты, гардины - "точная копия английских". Цены начинаются с отметки "все по..." и улетают куда-то в денежную стратосферу. Чтобы там найти своих клиентов - обязательных гостей Тишинки.

1


Collapse )
standard

С Новым годом!

Уходит 2012 год. Расторопные блогеры уже успели написать отчетные посты с итогами года и доукрашают ёлки и дорезают салаты. Нерасторопные, типа меня, начали с ёлки и салатов и только под вечер добрались до ЖЖ. Я за последний год совсем мало писал в журнал, так что достойно попрощаться со старым годом надо обязательно. Ну что, поехали?

Январь. По старой традиции новогодние праздники я провожу где-нибудь совсем далеко от дома. В этот я со своей хорошей подругой Женей Витюговой решил выбраться на Байкал. Причем не на распиаренные иркутские берега, а на север озер-моря, в поселок Байкальское. И увидел Байкал таким, каким его мало кто видит. В начале года Байкал ещё не покрылся льдом и парит. Но туманные пейзажи - это не самое главное. Я познакомился с промысловиками, которые живут Байкалом. Для них озеро-море - не туристический бренд, а строптивый сосед, с которым надо сжиться, сойтись характерами. Принять Байкал со всеми его дарами и причудами.



Collapse )
standard

Случайные встречи. Королева Кашпира

- Куда я тебя завела... Вот дура!

Татьяна Данилочкина, дама приятной наружности и основательной окружности сидит на пассажирском месте синей Лады "Калина". Машина с боем продирается по заросшей бурьяном проселочной дороге. У этой дороги даже название есть - улица Космонавтов села Кашпир. Кашпир по энциклопедии — село в составе городского округа Сызрань Самарской области. Кашпир по Данилочкиной — огромные поля и вид на Волгу. Мусульманское кладбище и небольшая мечеть. Штольни по добыче горючего сланца и улыбчивые азербайджанцы, которые на них работают. Золоотвалы, больше похожие на Гранд-каньон и дубовая роща. Хлесткие удары травы намекают, что городской машинке а Кашпире не место.

- К окаменелостям едем!.. И куда я тебя завела... Выворачивать надо! - не унимается Татьяна Вячеславовна, - Ой, мне так нравится, когда ты тут пристегиваешься. Ты думаешь, сюда ГАИшники доберутся?.. Выворачивать надо! Вот, правильно едем! Ты куда! Обрыв! Что, хочешь прямо по Волге выехать?! Все, приехали... Да куда ты прешься - едешь прямо по окаменелостям Мелового периода! Разве ж ты у себя в Сызрани такое найдешь? Это ж Кашпир! Игрушка! Красота!

Тятьяна выбирается из тесной машины и начинает сперва неспеша прогуливаться по берегу. Но очень скоро поддается азарту - поднимает с усыпанного известняком берега то одну окаменевшую раковину то другую:

- Посмотри, какая офигенная окаменелость!
- А сколько ей лет?
- Не знаю, у меня исторического образования нет. Вот выйду на пенсию и пойду получать.

Сразу и не скажешь, что на пенсию Татьяна собирается уходить с должности начальника отдела по работе с территориями администрации Сызрани. Политик с человеческим лицом, энергией Жигулевской ГЭС и душой шире Волги. В развитие территорий Данилочкина вкладывает всю свою неиссякаемую энергию: выбила школьные автобусы, чтобы детишки не ходили из села к школе по несколько километров в день, восстановила местные штольни по добыче горючего сланца, попыталась даже организовать в Кашпире фестиваль под открытым небом. Администрация идею поддержала, а потом, когда подоспело финансирование, увела фестиваль у Данилочкиной из под носа:

- Фестиваль под открытым небом в центре города! Что за бред! Никогда им не прощу!

Это не злость и не желание отомстить. Скорее досада, правда, взрывная, такая же, как и характер у Данилочкиной. Как и любой взрыв, он длится мгновения. Татьяна переключается на другую насущную тему:

- С детьми работать надо. Я шесть лет создавала для них рабочие места. У меня в Кашпире каждый школьник к выпускному трудовую книжку имел и год стажа. Парк был в образцовом порядке, дети все были при деле. А сейчас парк разбомбили. Денег на проекты у них, видите ли, нет!

Детский вопрос для Данилочкиной - тема особенная. В "это дерьмо, под названием администрация" она пришла с должности инспектора по делам несовершеннолетних. Ушла в отставку в должности капитана и пару лет вместо детского хулиганства боролась с болезнью. Победила. Не понятно, то ли безграничное жизнелюбие и почти детская непоседливость - причина этой победы, или просто характер такой.

Сейчас болезнь в прошлом, да и административные глупости остались где-то в другом мире. В нашем мире шелестит Волга и гулко стучат под ногами окаменелости Мелового периода:

- Отсюда самый красивый вид на Сызрань. Особенно по вечерам. А какая у нас дубовая роща! Осенью - вообще заглядение! Ты к нам на подольше приезжай, я тебе такого покажу, чего нигде нет!

Обязательно покажет. Ведь это ж Кашпир. Игрушка. Красота.

standard

Случайные встречи. Рассказ старого промысловика

Охотился я как-то на Мужинае. Смотрю, за деревьями что-то серое мелькат. Волки. Восемь штук, и на меня идут. А у меня в ружье пять патронов. Ну я прицелился, выстрелил раз, второй - мимо. Еще раз - смотрю, один завертелся. А они все на меня. Вроде бы высматриваю их в прицел, а навестись не могу - прыгают. Один совсем близко, тут уж я ему в самый лоб засандалил - вжик! И тут патроны кончились. А волки, как специально, сели поодаль и воют. Ну я им - войте-войте, а сам патроны из кармана достаю, заряжаю. Ну и дал им еще раз - еще одного свалил. Они повыли еще немного, да убежали. Ну я закурил, стал этих волков в кучу собирать... А руки дрожат. И странно: пока стрелял, не дрожали, а тут задрожали. Я одного ошкурял, волчицу веревкой увязал и в зимовьё. Меня там друг мой Серёга ждал. Вон, говорю, волков добыл. Он мне - сколько. Я: три. Он мне час после этого ничего не говорил, только Беломор курил одну от одной...

standard

Разговоры со староверами: дом на краю мира

Деревня Тихонькая полностью оправдывает своё название: редко понатыканные приземистые избушки, окруженные горами и лесом. Редкие прохожие на вопрос «Как найти Матрену Серапионовну Артобалевскую», отправляют на самый край села.

На самом отшибе Тихонькой стоит белёная изба, во дворе хлопочет старушка. Мы здороваемся, лопочем что-то про «мы журналисты, нам бы про старообрядцев послушать». Старушка хитро прищуривается, поглядывает оценивающе и отвечает:

- Сейчас табун свой покормлю, и поговорим.



Collapse )
standard

Истории в малом: рукомой.

Бывает так, что во время репортажей я делаю фотографии и слышу истории, которые не вписываются в общую канву повествования. Со временем эти интересные наблюдения накапливаются и начинают складываться в небольшие картинки истории и быта - в особый мир вещей, у каждой из которых есть своя история. Сейчас этих историй накопилось немало, и я решил начать по-немногу ими делиться.



Этот гончарный рукомой я сфотографировал на фестивале военно-исторической реконструкции "День Бородина 2010"


Это рукомой - глиняный сосуд с двумя ручками и одним или двумя носиками. За ручки его подвешивали в жердям, через широкое отверстие сверху в сосуд наливали воду и, наклоняя, умывались и мыли в проточной воде руки. Историки считают, что традиция умывания под проточной водой появилась около девяти веков назад и изначально была частью ритуала очищения от скверны. Слово "рукомой" предположительно распространилось в русском языке в XVII веке. До этого времени подобные сосуды назывались "рукомыя", "умывальница", "водолей" или "поильник".

Вот что рассказала мне о рукомоях мастерица-гончар Елена Мизгирёва "Одна моя ученица-медик интересную историю рассказала. Вот Россию постоянно называют отсталой, вот такие рукомои спасли многих немцев, которых сюда привезла Екатерина, от слепоты. У европейцев и сейчас, и раньше не было культуры мытья проточной водой, они часто в тазу посуду моют. Заметили, что в одних и тех же местах в русских поселениях всё нормально, а немцы слепнут глохнут, болеют. Стали смотреть, и оказалось, что наши моются из рукомоев, а немцы в тазу. Естественно в стоячей воде, в которой уже помылось несколько человек, бактерии и вирусы размножаются и передаются от одного больного всем. Так им насильно прививали мытьё из рукомоев, чтобы просто спасти их от вымирания".
standard

Евразия 2011: единство разных

Из всех четвероногих собака, пожалуй, занимает в мире людей особое место. Кошка может вызывать искренне умиление, корова и лошадь - считаться кормилицей и помошницей, но лишь собака за долгие века жизни рядом с человеком справедливо заслужила титул друга. Сегодня владельцы собак, а, тем более, заводчики - это особенная категория людей. Для них эта дружба перешла в профессиональную плоскость. И пусть часто она замешана на деньгах и может вполне считаться бизнесом, но как много личного в этом бизнесе. Вершиной этих странных, но во-многом интересных и красивых отношений разных существ, можно считать выставки собак. А высочайшей точкой этой вершины в России можно смело назвать выставку Евразия-2011, на которую меня пригласила моя хорошая знакомая - ветеринар, владелец питомника афганских борзых Ахтиар Ак Яр и просто хороший человек Ирина Щербакова.

1


Collapse )
standard

Бьющий глину

Меня всегда удивляло, как под сильными пальцами гончара бесформенный комок глины меняет форму и превращается в законченный сосуд, правильный и красивый. И вот мне представилась возможность рассмотреть этот процесс в деталях, и рассказать о нем вам. Сегодня я познакомлю вас с Еленой Мизгиревой – мастером гончарного дела.

1


Collapse )
standard

Кузнец нашего времени

Виктор Мизгирёв встретил меня у ворот многолюдного Измайловского «Вернисажа» и уверенно повёл вглубь комплекса: «Тут по выходным много народу, не каждый сразу дорогу находит». Вскоре мы остановились у большой железной двери с вывеской «Кузница».

1


Collapse )
standard

Послушное стекло

Я решил сделать небольшой перерыв в рассказах про Алтай. Но сделал я его не просто так, а чтобы рассказать вам об интересном ремесле - технике работы с расплавленным стеклом лэмпворк.

1


Collapse )

Этим материалом я открываю новую рубрику и обозначаю свой новый интерес - ремёсла. Если вы владеете каким-то ремеслом и хотите рассказать об этом в моём репортаже или знаете о мастерах, творящих уникальные вещи, расскажите об этом мне, и, возможно, репортаж о вас или ваших знакомых и их интересных талантах появится на страницах этого журнала.